Поиск

 
 
  
  
  
  
  
  
  
  
  


02.08.2011 Россия и русские в латвийских школьных учебниках

После образования независимой Латвийской Республики история как предмет стала важнейшим инструментом в руках правящей элиты для формирования у населения нового исторического сознания. При этом определяющую роль в формировании позиции правящей элиты по вопросам истории играла радикальная часть западной латышской эмиграции, значительная часть представителей которой в годы Второй мировой войны прислуживала гитлеровцам. Взгляды этой радикальной части на историю включали в себя следующие основные положения:
 
1. Латыши как нация и Латвия как государство существовали всегда.
 
2. На протяжении многих веков существовали различные политические силы, которые тормозили историческое развитие латышского народа и латвийского государства. Но особо негативную роль всегда играла Россия.
 
3. Что касается присутствия на территории Латвии нелатышского населения, в первую очередь русского, то это население сформировалось на территории страны главным образом после 1945 года, и его роль в истории страны была, как правило, отрицательной, поскольку Россия всегда преследовала цель колонизировать Латвию.
 
4. С периодом правления Карлиса Ульманиса в 1930-е годы связан не только экономический расцвет Латвии, но и подъем в развитии национальных меньшинств.
 
5. Главной причиной событий 1940 года, когда Латвия присоединилась к Советскому Союзу и утратила свою независимость, является пакт Молотова-Риббентропа от 23 августа 1939 года.
 
6. «Страшный год» в истории Латвии (т.е. период советской власти с 5 августа 1940 года по 22 июня 1941 года) был намного более тяжелым и кровавым, нежели период немецко-фашистской оккупации с 1941 по 1945 год.
 
7. В годы Второй мировой войны страну, следуя один за другим, оккупировали два противоборствующих тоталитарных режима. Латвийское государство и его жители стали жертвами нацистского и коммунистического режимов.
 
8. При нацистах латышам жилось лучше, чем при коммунистах.
 
9. Освобождение территории Латвии от нацистской оккупации – это начало второй, советской, оккупации, которая длилась с 1945 года по 1991 год. Во время повторной советской оккупации латвийскому народу и латвийскому государству был нанесен огромный, непоправимый ущерб.
 
Таковы принятые на Западе в среде радикальной части латышской эмиграции взгляды на историю Латвии в ХХ веке, которые стали активно пропагандироваться в латвийском государстве, вновь образованном после 1991 года. При этом табу было наложено на такие темы, как просоветские настроения народа Латвии в 1918-м – первой половине 1919 года, антисемитизм в Первой Латвийской Республике и подавление прав национальных меньшинств в период существования авторитарного и этнократического режима К. Ульманиса, причины антиульманисовского и просоветского движения летом 1940 года, тема коллаборационизма в период нацистской оккупации и др. Одновременно принижалось значение коммунистического подполья и партизанского движения в годы нацистской оккупации, а вклад СССР в развитие Латвии после 1945 года оценивался преимущественно с отрицательной точки зрения.
 
В конце 1980-х – начале 1990 годов широкое хождение в Латвии получили работы таких авторов западной латышской эмиграции, как Адолф Шилде, который в годы немецко-фашистской оккупации активно служил нацистскому режиму, Адолф Билманис, Лаймонис Стрейпс, Агнис Балодис.
 
Во второй половине 1990-х годов представленная в этих работах идеология перекочевывает в книги по истории Латвии и школьные учебники истории, авторами которых являются местные латышские авторы, среди них: Одиссей Костанда (латышскоязычный грек, руководитель латышского авторского коллектива), Гунар Курлович, Андрис Томашунс и др. Рекомендованных Министерством образования и науки (МОН) учебников истории Латвии, авторами которых являются латвийские русские историки, после 1991 года издано не было. Единственное исключение – учебное пособие для общеобразовательной школы «Русские в Латвии со средневековья до конца ХIХ века», авторами которого являются Олег Пухляк и Дмитрий Борисов. Но это пособие не имело грифа «Рекомендовано МОН ЛР».
 
Работа по пропаганде принятой в среде западной латышской эмиграции концепции истории Латвии в ХХ веке, включая историю русской общины и оценки ее вклада в развитие страны, значительно активизируется после создания 13 ноября 1998 года по решению первого президента Латвийской Республики Гунтиса Ульманиса Комиссии историков при президенте Латвии. Главной целью этой Комиссии было объявлено проведение соответствующих исторических исследований и написание на основе этих исследований школьных учебников истории.
 
Квинтэссенцией основных выводов работы Комиссии историков стала откровенно русофобская книга «История Латвии. ХХ век», где все выводы историков радикальной части западной латышской эмиграции были сформулированы в еще более ясной и еще более резкой форме. В книге авторитарный и этнократический режим К. Ульманиса, который существовал в Латвии с 15 мая 1934 года по 17 июня 1940 года, характеризуется как диктатура, но диктатура «щадящая» и «гуманная». Что касается событий 1940 года, то об этих событиях говорится только как об оккупации, а не как о свободном волеизъявлении народа Латвии или как об инкорпорации. Ничего не говорится о просоветском движении, которое было в то время в Латвии.
 
Крайне необъективно в книге преподносится история Великой Отечественной войны на территории Латвии. Вспомним хотя бы скандал с оценкой Саласпилсского лагеря смерти как лагеря, где заключенных всего лишь «перевоспитывали трудом». Кроме того, в этой книге также утверждается, что основные потери Латвия понесла в период «страшного года» и в период повторной советской оккупации. Немецкая оккупация, напротив, была мягкой и более дружественной по отношению к латышскому народу. При этом реальные цифры потерь, которые понесло население страны, умалчиваются.
 
В качестве примера, прямо указывающего на необъективный характер вывода о том, что нацистская оккупация была более «дружественной» к латышам, нежели «оккупация» советская, упомянем о потерях населения Елгавы в период с 1941 по 1944 год. На 1 января 1940 года население города составляло 34 тыс. 100 человек, 27 тыс. из которых были латыши. Летом 1940 года население Елгавы поддержало установление советской власти в Латвии. После 5 августа 1940 года настроения жителей начинают меняться, потому что начинаются национализация и репрессии. В период с 5 августа 1940 года по 22 июня 1941 года из Елгавы было депортировано 444 человека, а за первую неделю войны, т.е. с 22 июня и до 29 июня, когда в город вступили немецкие войска, было расстреляно 5 человек. В то же время потери населения города в период немецкой оккупации (безвозвратные и возвратные), по разным оценкам, составили от 18 тыс. до 25 тыс. человек. Отмечая, что каждая человеческая жизнь бесценна, нужно все же признать, что потери среди мирных жителей города в период т.н. «страшного года» и в период немецко-фашистской оккупации абсолютно несопоставимы.
 
Отдельная тема – Латышский добровольческий легион СС. Комиссия историков при президенте Латвии активно отстаивает ту точку зрения, что Латышский добровольческий легион участвовал только в боевых действиях и никак не был связан с карательными акциями против мирного населения. Более того, вопреки историческим фактам, утверждается, что вступление латышей в легион – это была якобы единственная возможность бороться за будущую независимую Латвию. Опять же вопреки историческим фактам утверждается, что легионеры воевали только против большевистской России, но не против Англии, Франции и США. Наконец, делается вывод, что Латышский добровольческий легион СС никоим образом не может быть отнесен к общим СС фашистской Германии и потому не может, согласно решению Нюрнбергского трибунала, рассматриваться как преступное воинское соединение[1] [1].
 
Выводы Комиссии историков – это фактически позиция государства, которая создает благодатную почву для реабилитации и пропаганды в стране идеологии нацизма и фашизма. В этой связи сошлемся на свежий пример – выход в свет книги «Эшафот» видного адвоката Андриса Грутупса. Русская и еврейская общины Латвии оценили эту книгу как откровенно антисемитскую. Однако латышское общество не только не подвергло ее критике, но, наоборот, оценило очень позитивно. С положительными рецензиями выступили член Комиссии историков при Президенте Латвии заведующий кафедрой истории Западной Европы и США в новое и новейшее время историко-философского факультета Латвийского университета профессор Инесис Фелдманис, экс-президент Академии наук Латвии академик Янис Страдынь и другие. Книга «Эшафот» была подарена автором всем латышским школам. Более того, объявлено о подготовке русского издания книги[2] [2].
 
Следует признать, что в Латвии, впрочем, как и в Литве и Эстонии, а также во многих странах СНГ и Восточной Европы (исключение составляют, пожалуй, лишь Армения и Белоруссия) идет самая настоящая война за историю, которая сегодня имеет ярко выраженную антироссийскую и антирусскую направленность. С 1998-го и до 2007 года Комиссия историков при Президенте Латвийской Республики издала более 20 книг, направленных на формирование новой концепции истории Латвии в ХХ веке. 26 апреля 2007 года в Латвийском университете в рамках организованного ею форума для учителей латвийских школ «История и время» полный комплект книг в подарок получили все средние общеобразовательные школы, гимназии, вечерние (сменные) школы и специальные образовательные заведения с курсом средней школы, а также профессионально-образовательные школы, частные средние школы и гимназии, музыкальные и художественные школы, находящиеся в ведении министерств культуры и внутренних дел, Государственный полицейский колледж и заведения профессионального образования самоуправлений – всего 518 библиотек[3] [3].
 
Одним из результатов этой войны за историю стала раздвоенность исторического сознания у жителей страны. Латыши (во всяком случае, немалая их часть) воспринимают сегодня историю страны с точки зрения радикальной части западной латышской эмиграции, а нелатышское население (опять же – немалая часть) – с позиций существовавшей в годы Латвийской ССР концепции истории Латвии.
 
Несмотря на целенаправленную «промывку мозгов» со стороны властей, немалая часть общества все же сохраняет объективность взглядов на прошлое.
 
Во-первых, нужно говорить об активной позиции русских СМИ, смело отстаивающих историческую правду. По подсчетам профессора Лео Дрибина, ежегодно в русских СМИ публикуется до 350 статей на исторические темы. В том числе и с критикой пропагандируемой государством новой концепции истории Латвии в ХХ веке.
 
Во-вторых, нужно говорить об активной позиции русскоязычного исторического и писательского сообщества, благодаря усилиям которого после 1991 года свет увидели десятки книг по истории Латвии, а также по истории русской и еврейской общин страны. Среди этих историков и писателей: Борис Инфантьев, Юрий Абызов, Борис Равдин, Татьяна Фейгмане, Светлана Ковальчук, Светлана Видякина, Леонид Коваль, Юрий Мелконов, Олег Пухляк, Игорь Гусев, Виктор Гущин, Александр Малнач и другие.
В-третьих, нужно говорить об активной издательской деятельности политических партий, представляющих интересы русской общины (ЗаПЧЕЛ и «Центр согласия»), а также русских общественных и научно-исследовательских организаций, которые по вопросам истории Латвии, в т.ч. по вопросам истории русской общины, истории страны в годы Великой Отечественной войны и после 1991 года тоже издали десятки книг и брошюр.
 
В четвертых, нужно говорить о позиции родителей, которые передают детям свой исторический опыт, отличающийся от того, который пропагандирует государство.
 
В-пятых, нужно говорить об активной позиции отдельных представителей русского бизнеса Латвии, которые на свои деньги восстанавливают некогда утраченные памятники русской истории Латвии. В первую очередь, здесь следует отметить беспримерно активную деятельность предпринимателя Евгения Гомберга, восстановившего на свои средства памятники российскому императору Петру Первому, герою Отечественной войны 1812 года фельдмаршалу Барклаю де Толли и др. Необходимо также отметить предпринимателей, которые объединились в Русском бизнес-клубе (Владимир Соломатин, Иван Тыщенко, Евгений Волошин, Александр Оськин и др.) и на свои средства восстановили и продолжают ухаживать за памятником солдатам армии Петра Первого, погибшим в бою со шведами на острове Луцавсала 9 июля 1701 года. Здесь же стоит упомянуть и о том, что многие туристические фирмы предлагают для учеников русских школ специальные маршруты, связанные с русской историей Латвии.
В-шестых нужно говорить о позиции учителей истории, которые или смягчают (на свой страх и риск!) предлагаемые в школьных учебниках необъективные исторические трактовки, или предлагают школьникам альтернативное видение истории.
В-седьмых, нужно говорить о значительной активизации после 2000 года историков России, опубликовавших целый ряд монографий и сборников документов по истории стран Балтии в ХХ веке. Эти книги, которые можно свободно купить в книжных магазинах Латвии или же познакомиться с ними на интернет-сайтах, тоже оказывают серьезное воздействие на формирование исторического мировоззрения русской общины Латвии.
 
Совокупность всех этих факторов и определяет то обстоятельство, что ученики русской школы воспринимают историю Латвии сегодня иначе, нежели ученики школ с латышским языком обучения.
 
К сожалению, так бывало во все времена: новая власть всегда начинала с того, что «переписывала» историю. Не исключение и власть Второй Латвийской республики, предпринявшая массированные усилия по идеологизации, политизации и мифологизации истории Латвии в XX веке. Объектом этих усилий, в первую очередь, стала школьная молодежь, которая историю Латвии вынуждена сегодня изучать по вырванным из контекста историческим фактам, главная задача которых обосновать навязываемые государством идеологические штампы.
 
[1] [4] Фрагменты обращения президента Латвии В. Вике-Фрейберги на конференции «Оккупационная власть нацистской Германии в Латвии. 1941–1945 годы». Рига, 12 июня 2003 г. – Бюллетень «История Латвии: образование, память, исследование». Июнь 2003 года, № 25; «Латышский легион: актуальные проблемы и решения исследований». Реферат профессора И. Фелдманиса по случаю презентации 7 сборника статей Комиссии историков Латвии. Рига, 14 января 2003 г.
 
[2] [5] Inesis Feldmanis. Par vācu ģenerāļu prāvu Rīgā 1946. gada sākumā. – “Latvijas vēsture”, 2007. gads, N 3 (67), lpp. 121-123.; Рута Марьяш. Открытое письмо академику Янису Страдиньшу. Почему молчит интеллигенция?- «Телеграф», № 235 (1529), 4 декабря 2007 г.; Антоненко Оксана. Грутупс раздает в школах свою скандальную книгу. Историк Маргерс Вестерманис называет новую работу адвоката «издевательством над десятками тысяч людей». – «Телеграф», № 194 (1488), 5 октября 2007 г.
 
[3] [6] www.regnum.ru/news/819359.html 14:58 26.04.2007
 
Виктор Гущин
http://rusedin.ru/2011/07/26/rossiya-i-russkie-v-latvijskix-shkolnyx-uchebnikax/


Комментарии

Нет комментариев



Добавить комментарий

Логин*:
Текст*:
Введите код*: CAPTCHA Image
 

Все комментарии, содержащие рекламу, пропагандирующие насилие, разврат, межнациональную рознь, содержащие антигосударственные призывы, а также комментарии написанные транслитом или на любом языке кроме русского будут удалены с сайта.
  
  
  
  
  
  
  




JKKB «Veče» (ЕОРК «Вече»)
Uzvaras iela 12, Jelgava, LV-3001, Latvija
тел./факс: +371 63029139,
моб.: +371 29694194
veche@inbox.lv
www.svoi.lv
© ЕОРК «Вече», 2007-2010