Поиск

 
 
  
  
  
  
  
  
  
  
  


03.04.2011 Гапоненко: то, что придумал Минкульт — отголоски итальянских фашистов

Недавно министр культуры Сармите Элерте озвучила основные направления той политики интеграции, которую она собирается проводить. Именно Министерство культуры отвечает сейчас за эту сферу и поэтому подготовило новую концепцию интеграции латвийского общества. Откровенность министра Элерте достойна восхищения. Все точки над "i" расставлены, мультикультурализм отвергнут, ненависть и злоба выплеснуты наружу. Но лучше горькая правда, чем сладкая ложь, которой нас пичкали предыдущие интеграторы.
 
— Впервые за последние 5–7 лет Элерте публично высказала какие–то тезисы относительно того, как должна происходить интеграция. В ее выступлении нет ничего нового, но, во всяком случае, провозглашена определенная идеологическая концепция, — поясняет Александр Гапоненко. — Мы живем в этнократической стране, в которой у власти длительное время находятся чиновники–олигархи. Одно время они выполняли важные общественные функции, обеспечивая приватизацию госимущества. Сейчас потеряли право управлять обществом, потому что не обеспечивают выход из экономического кризиса, не обеспечивают решения внешнеполитических проблем, не обеспечивают формирования единой нации.

Во всех остальных цивилизованных странах они бы так долго не продержались, но у нас чиновники–олигархи сохраняют власть отчасти потому, что существует большая группа неграждан, не принимающая участие в выборах, отчасти из–за того, что политические партии построены по этническому принципу, отчасти из этнического принципа комплектования госаппарата. Но в значительной мере оттого, что существует определенная идеология, которая правящим классом распространяется и внедряется в сознание масс населения. Это идеология нацелена на формирование в рядах латышской общины чувства превосходства над всеми жителями страны.

Латышам внушают, что они избранный народ, имеющий право на эксклюзивные права в Латвии. За счет этого правящая элита мобилизует титульное население и получает его поддержку. Вторая составная часть государственной идеологии — дискредитация и лишение чувства собственного достоинства всех остальных жителей — нелатышей. Их превращают в людей, виновных в том, что Латвия оказалась в таком тяжелом социальном и экономическом кризисе. Этот кризис тоже, оказывается, результат оккупации и миграции. Министр культуры заявила об этом прямо.

Пропаганда этих двух тезисов об избранности одних и ущербности других и позволяет не только развести латвийский народ на две составные части, но, по существу, позволяет сталкивать их между собой. Формирование единой нации при таких установках невозможно. Единая нация предполагает, что все люди участвуют в политическом процессе и посредством этого соглашаются платить налоги, признавая, что это — их государство. Именно в такой ситуации происходило бы проникновение латышской культуры в культуру нацменьшинств. Интеграция министра Элерте никакая не интеграция, а ассимиляция.

— На каких принципах лично вы готовы были бы интегрироваться?


— Интеграция возможна только на основании каких–то общих ценностей. И это могут быть ценности латышского народа! Я с большим уважением отношусь к его трудолюбию, исполнительности, любви к своему собственному языку и культуре. Но у правящей элиты совсем другие ценности, потому что они продолжают утверждать, что люди неравны, что одни выше, другие ниже в силу своего этнического происхождения, что одни имеют право сохранять свой родной язык, а другие не имеют, что латышский язык другие народы должны принять, отказавшись от своего собственного языка. То, что министр якобы придумала, — это отголоски идеологии Улманиса, а он взял эту идеологию у итальянских фашистов.

— Как вся русская литература вышла из "Шинели" Гоголя, так вся латышская Латвия вышла из "шинели" Карлиса Улманиса — другого опыта у молодой нации нет. Это как раз не удивляет. К тому же модель интеграции по–латышски, то есть только на базе латышского языка и культуры, созвучны с моделями Франции и Германии, где эта пресловутая интеграция также проводилась на базе французского и немецкого языков…

— Провалилась эта политика и во Франции, и в Германии! И в Латвии она провалилась. И не могла не провалиться — здесь людей, не принадлежащих к латышской нации, больше. В Германии и Франции тоже много арабов, турок, африканцев, и, по существу, речь идет о том же: обладают ли, к примеру, турки в Германии теми же правами, что коренные немцы? Немцы исходили из того, что они всех турок интегрируют и те все станут немцами. Оказалось, что это не так. И дополнительная проблема — столкновение разных цивилизаций, христианской и мусульманской.

В Латвии иначе: русская цивилизация, к которой мы принадлежим, близка большей части латышей, но Элерте и Ко пытается здесь внедрить ценности западной цивилизации. Мы не совпадаем прежде всего на цивилизационном уровне, а потом уже на уровне каких–то этнических отличий. Нам пытаются навязать ценности бюрократии и олигархии, а это не русские, да и не латышские ценности! Латышские ценности как раз вполне для нас приемлемы!

К примеру, выставка человеческой анатомии Bodies Revealed, где выставлены сотни трупов китайских заключенных, с которых содрали кожу, превратили в мумии и показывают в качестве ценных научных экспонатов! Показательно, что христианские церкви осудили это событие. А Министерство культуры молчит. Для министерства, очевидно, эта выставка равноценна концертам Хворостовского или гастролям Большого театра? По существу, Элерте и латышская элита пытается навязать нам идеологию мумифицированных трупов и в национальной политике. На основании этих ценностей нас и хотят интегрировать?

Не случайно, что эти ценности не поддерживает большая часть русских, которая приняла участие в нашей акции по сбору подписей за придание русскому языку статуса государственного. Не поддерживает и часть латышей, которая пока только в частных разговорах, максимум в аккуратных газетных статьях с осуждением говорит о языковой и культурной проблеме, о том, что проблема ценностей в обществе не решается, что общество завели в тупик. Об этом латышская интеллигенция должна публично заявить, тем самым отказавшись от той установки, которую она молча поддерживала все последние 20 лет, не выступая против того, что власти делали в национальной политике.

— Вы еще питаете иллюзии относительно латышской интеллигенции? Она уже давно перестала быть совестью нации, превратившись в госчиновников, которых волнует только кормушка, к которой их допустили.

— Интеллигенция не вся ушла в чиновники. Я хожу на телевидение и на радио, где общаюсь с латышской интеллигенцией, которая работает в СМИ. Это люди очень небогатые, люди, считающие копейки, люди, ходящие в стоптанных башмаках, люди, не имеющие никакой выгоды от того, что они латыши! Они поддерживают эту систему потому, что у них искажено сознание. Им внушили, что латыши — выше, что своей деятельностью, осуждающей русских или не замечающей русских, они способствуют сохранению латышского народа.

Но желание сохранить латышскую нацию поддерживается не так! Надо писать пьесы, которые люди будут смотреть, надо писать книги, которые люди будут читать, надо сочинять стихи как у Райниса. Вот режиссер Херманис — это тот человек, который развивает латышскую культуру! Русские ходят на его пьесы и специально учат латышский, чтобы понять эти спектакли, а латыши, наоборот, смотрят спектакли, поставленные по русским пьесам. Это и есть интеграция! Если Элерте этого не понимает, то мне ее откровенно жаль.

Еще один пример работы Элерте в качестве министра — 700 тысяч латов министерство заплатило за изготовление сайта культурных объектов Латвии, а реальная цена такого сайта — от силы 700 латов. Такая карта уже имелась, достаточно было внести какие–то дополнения. Неприкрытый отмыв денег, как и при строительстве "замка света"! В то же самое время в Национальной библиотеке имеется менее 30 книг на латгальском языке. Еще десять нашли вместе с консультантом в других библиотеках. А ведь этот народ за свою историю выпустил минимум 5 тысяч наименований книг! Почему министерство не поддерживает развитие культуры этого коренного народа?

— Мне очень понравилась та прямота, с которой министр разделила и самих русских на две группы. Мы с вами, как неграждане, принадлежим не к нацменьшинствам, а к "иммигрантам с постсоветской идентичностью"…

— Это типичная установка правящей элиты, действующей по принципу "разделяй и властвуй". Этот ход был удачно применен в 1994–м, когда Законом о гражданстве русских разделили на граждан и неграждан, и этот раскол до сих пор ощущается: русским гражданам, в общем–то, безразличны проблемы неграждан. Хотя гражданство и связанные с ними привилегии — иллюзия.

Русского не принимают на работу не потому, что он гражданин или негражданин, и даже не потому, что он знает или не знает госязык, а потому что не тот этнос. Да, неграждане могут стремиться получить гражданство, а граждане — интегрироваться в латышское общество, но такое количество людей все равно не примут в латышскую среду, потому что реально можно ассимилировать 3–5% населения, а 40% ассимилировать невозможно.

Можно маргинализировать русских, опустив их вниз по ступеням социальной лестнице, можно вытеснить русский язык в сферу домашнего общения, можно закрыть русские школы, но уничтожить русский этнос невозможно. Такие действия ведут к этническому конфликту. Существует целая концепция, расписанная поэтапно, как наш холодный конфликт можно перевести в стадию горячего — нужно всего 50 тысяч долларов да 2–3 человека, разбирающихся в технологии. Действия министра культуры Элерте провоцируют этот конфликт, ее позиция провоцирует развязывание гражданской войны против русских.

Министр приводит в пример ливанского врача, интегрировавшегося в латышское общество, тем самым показывая, что роль ливанцев и русских здесь в Латвии — одинаковая, поэтому и ливанцам надо дать 100 латов на развитие культуры, и русским — они же одинаковые нацменьшинства! Хотя очевидно, что в Латвии сложились две самостоятельные общины — латышская и русская. Причем в русскую входят и украинцы, и белорусы, и поляки, и литовцы. Только 4% людей говорят дома на ином — не на русском и не на латышском — языке, идентифицируя себя с другой национальной группой.

Задача русской общины — не разделиться, а сплотиться. Русский язык — единственное, что может объединить людей, независимо от того, староверы они или православные, граждане или неграждане, коренные или нет. Неплохо было бы, чтобы православная церковь поддержала нашу акцию по сбору подписей. Церковь — мать наша духовная и должна заботиться о том, чтобы наше душевное состояние правильно формировалось. Насколько я знаю, раньше иерархи латвийские всегда говорили, что язык — это святое. Пришло время публично об этом заявить. Признаюсь, что я хочу обратиться за поддержкой к Митрополиту Александру. Обращусь, как только мы наберем 10 тысяч подписей, чтобы было видно, что какое количество просят их поддержать.
 
Юлия Александрова
http://www.ves.lv/article/167869
01.04.2011


Комментарии

Нет комментариев



Добавить комментарий

Логин*:
Текст*:
Введите код*: CAPTCHA Image
 

Все комментарии, содержащие рекламу, пропагандирующие насилие, разврат, межнациональную рознь, содержащие антигосударственные призывы, а также комментарии написанные транслитом или на любом языке кроме русского будут удалены с сайта.
  
  
  
  
  
  
  




JKKB «Veče» (ЕОРК «Вече»)
Uzvaras iela 12, Jelgava, LV-3001, Latvija
тел./факс: +371 63029139,
моб.: +371 29694194
veche@inbox.lv
www.svoi.lv
© ЕОРК «Вече», 2007-2010