Поиск

 
 
  
  
  
  
  
  
  
  
  


24.02.2013 Марксизму - 165 лет

165 лет назад 21 февраля 1848 года вышел в свет «Манифест коммунистической партии» К.Маркса и Ф. Энгельса. Началась эпоха марксизма. До сих пор значительная часть общества свято верит в то, что советский проект создавался на основе классического марксизма. Эти люди уверены, что Ленин, а позднее и Сталин, творчески переосмысливая классический марксизм, воплотили его основные идеи в структуру и содержание советского государства. Однако, это не так, совсем не так.      
  
Маркс не создал целостную, системную теорию строительства социализма. Идеи научного социализма Маркса вытекали из его критического анализа классического капитализма. В его работах социализм представлен в виде лишь отдельных идей, которые обобщил доктор философских наук В. Межуев.
  
В самом общем виде социализм есть идея общества, живущего по законам культуры, отдающего им приоритет перед экономическими и политическими законами. В связке «экономика - политика - культура» социализм выдвигает культуру на первое место, ставит в зависимость от нее все остальные общественные отношения, институты и учреждения. Социалистическое видение общества в отличие от экономического и политико-правового можно назвать в этом смысле культурологическим, или собственно человеческим.
  
Собственность, исключающая дележ, и делает людей равными друг другу. В отличие от провозглашенного либерализмом равенства людей в их праве на собственность, социализм ставит своей целью равенство людей в самом обладании собственностью, превращение каждого в собственника всего общественного богатства. Иными словами, он ставит вопрос не о формально-правовом, а о фактическом, или реальном, равенстве людей.
 
В более широком смысле под общественной собственностью следует понимать собственность на культуру в целом. Наряду с наукой она включает в себя все то, что служит средством производства самого человека как «основного капитала» ¾ искусство, образование, различные виды интеллектуальной и творческой деятельности, информационные системы, формы общения.
 
Частная собственность есть собственность на капитал, общественная - на культуру. Общественная собственность делает человека не имущественно, а духовно богатым существом, богатство которого заключено в его собственном индивидуальном развитии. Но тогда она - не экономическая, а культурная категория.  Ее можно назвать также обобществлением человеческого духа - всего того, в чем этот дух получает свое символическое оформление. Установление общественной собственности знаменует собой переход человека не к свободной экономике - рыночной или какой-то другой, а к свободе от экономики, его освобождение от навязанных ему экономикой функций и ролей.
 
Создаваемое в свободное время общественное богатство делает человека не материально, а духовно богатым существом, позволяя ему тем самым включаться в процесс общественного производства своей жизни в качестве совершенно «иного субъекта» деятельности - не частичного рабочего, а свободной и культурно развитой индивидуальности. «Свободное время, представляющее собой как досуг, так и время для более возвышенной деятельности, разумеется, превращает того, кто им обладает, в иного субъекта, и в качестве этого иного субъекта он и вступает затем в непосредственный процесс производства» - писал Маркс. Возвышение индивида до уровня такого субъекта и есть цель социализма.
 
Осмеянный многими марксистский принцип «каждому по потребностям» означал удовлетворение не любой потребности, которая может прийти в голову человека, а только той, которую Маркс обозначил как первую и главную в жизни человека - потребность в свободном и творческом труде. Никто не заметил, как этот принцип трактуется в «Критике Готской программы». Не бесконечное расширение рамок материального потребления, а снятие всяческих ограничений с духовного потребления, требующегося для формирования человеческой способности к труду - вот что в действительности предлагалось Марксом.
 
Соответственно, учение, выражающее коренные интересы рабочего класса, может быть только научным. Таковым, по мнению Маркса, и является его собственное учение. Что же предопределило неудачу этой главной претензии марксизма - быть не идеологией, а наукой? Причину, несомненно, следует искать в самом марксизме, попытавшемся сочетать несочетаемое: научность и классовость, истину и интерес, пусть и пролетарский.
 
В своей трактовке социализма Маркс, как известно, претендовал на двойной   синтез: во-первых, на его соединение с рабочим движением и, во-вторых, на его соединение с наукой. Он попытался сочетать в своем учении классовое самосознание пролетариата с научной теорией, создать нечто вроде «пролетарской науки». В подобной двойственности и заключалось исходное противоречие марксизма, сыгравшее затем роковую роль в его истории. Претендуя на преодоление всяческой идеологии, оно было истолковано учениками и ближайшими последователями Маркса как идеология по преимуществу.
 
В зрелый период своего творчества Маркс вместе с Энгельсом пришел к выводу, что при  наличии демократических порядков рабочие могут завоевать политическую власть не революционным, а мирным путем - посредством участия в демократических выборах. Демократия тем самым уже в границах буржуазного общества может быть использована для постепенного осуществления социалистических реформ. Эта идея дала начало так называемому демократическому социализму, ставшему программной установкой многих современных социал-демократических партий на Западе.
 
Известно, что сам Маркс предпочитал называть себя не социалистом, а коммунистом. В «Манифесте» он вместе с Энгельсом подверг критике все существовавшее к тому времени разновидности социалистической мысли: социализм реакционный, консервативный, или буржуазный и утопический. Социализм, как они считали, способен выражать интересы любого класса - аристократии, крестьянства, буржуазии и пролетариата, причем последнего в тот период его истории, когда он еще не развит, когда отсутствуют предпосылки для его реального освобождения. В «Критике Готской программы» Маркс говорит о двух фазах - низшей и высшей, коммунизма, но не называет первую из них социализмом.
 
Задачей социализма  как науки, по мнению Маркса и Энгельса, является не построение идеальной модели будущего общества, а доведение до сознания рабочих того, в чем действительно состоит их классовый интерес, в чем заключена подлинная цель пролетарского движения.
 
Свое понимание этой цели, названное ими научным социализмом, они противопоставили тем социалистическим воззрениям своего времени, которые  усматривали ее в борьбе рабочих за сокращение рабочего дня,   повышение заработной платы и ряд других чисто экономических уступок со стороны капитала.
 
Возможно, для отдельных групп рабочих в разных странах эти уступки представляют собой вопрос насущной и самой первой жизненной необходимости, которым, разумеется, не может пренебрегать ни одна партия, называющая себя социалистической. Но не в этом состоит конечная цель этого движения, если рассматривать его в общемировом масштабе. Такой целью, как полагали основоположники научного социализма, может быть только освобождение человека от самой необходимости быть наемным рабочим, принадлежать к какому-то классу, тем более к тому, для которого единственным условием выживания  является продажа им своей рабочей силы.
 
Представление о всемирно-исторической миссии пролетариата, несущего человечеству освобождение  от власти капитала, оказалось в воззрениях Маркса самой большой идеологической иллюзией. Будучи относительно оправдано в эпоху раннего капитализма с его массовой пролетаризацией общества, оно перестало соответствовать действительности на его последующих стадиях. В условиях современного постиндустриального и информационного капитализма рабочий класс обнаружил тенденцию к своему не только количественному сокращению, но и качественному преобразованию, все больше обретая черты не столько класса, сколько профессии, уступая место главной производительной силы работникам умственного труда. Потому и представлен он сегодня в обществе не столько политическими партиями, сколько профсоюзами.
           
До самой смерти К. Маркс особо гордился тем, что ему якобы удалось раскрыть величайшую тайну, над разгадкой которой бились все политэкономы, начиная с Адама Смита. То ли по незнанию, то ли, напротив, умышленно, однако Маркс в качестве «исходной печки» отсчет взял с трудов А. Смита. То, что он якобы разгадал, сам Маркс назвал законом тенденции нормы прибыли к понижению.
           
Формальное упоминание этого закона никому ничего не говорит. Но только до тех пор, пока не вникнем в суть того, что он сформулировал. В тексте «Капитала» Маркс однозначно увязал действие изобретенного им закона с «органическим строением капитала». То есть чем выше «органическое строение капитала», тем сильнее проявляется этот закон.
 
В переводе на нормальный язык это означает, что чем выше доля основных средств производства в структуре стоимостного выражения капитала, тем ниже норма прибыли капитала. Если уж совсем просто, то виной всему научно-технический прогресс, выдающий на-гора все более совершенные средства производства все большей стоимости, из-за чего, мол, и падает норма прибыли. Это была злоумышленная, мистифицированная дезориентация. За это капитализму пришлось расплачиваться уже в начале 70-х годов ХХ века. И расплачиваться очень жестоко. Энергетическим кризисом.
           
Потому что в действительности истинная  финансовая эффективность любого производства и ее главный параметр ¾ норма прибыли, зависит не от высокой стоимости основных средств производства. Или, в терминах Маркса, не от «высокого органического строения капитала», тем более в плане ее понижения, хотя подобное влияние и имеет место быть. Она прямо зависит от уровня энергетической эффективности эксплуатации основных средств производства. То есть норма прибыли напрямую зависит от того, какое количество энергии во всех ее ипостасях, используемых в том или ином производственном процессе, расходуется на производство единицы продукции.
 
В наше время этот фактор называют энергоемкостью производства.  И печальные реалии наших дней доказывают, Маркс ошибался. «Демократизация» арабских стран осуществляемая с помощью крылатых ракет, задумана совсем не для того, чтобы установить «несокрушимую свободу», а для того чтобы сохранить американцам и европейцам приемлемый уровень жизни за счет снижения энергоемкости производства. А то ведь народ снесет «несокрушимую свободу», если цена на бензин станет равна цене на золото.
 
Производство стакана молока в США обходится примерно в полстакана дизельного топлива. В России же, как, впрочем, ранее и в СССР, производство одного стакана молока обходится в два стакана дизельного топлива. То есть четырехкратная разница. Но даже при условии, что «органическое строение капитала» у любого фермера США на несколько порядков превышает аналогичный показатель российского фермера, любой из американских фермеров имеет от молока куда большую, как минимум на порядок, прибыль, чем любой из российских. Так что учение Маркса не стало всесильным, как нам заявляли, потому что оно не верно.
 
Валерий Бухвалов,
Dr.paed.


Комментарии

Нет комментариев



Добавить комментарий

Логин*:
Текст*:
Введите код*: CAPTCHA Image
 

Все комментарии, содержащие рекламу, пропагандирующие насилие, разврат, межнациональную рознь, содержащие антигосударственные призывы, а также комментарии написанные транслитом или на любом языке кроме русского будут удалены с сайта.
  
  
  
  
  
  
  




JKKB «Veče» (ЕОРК «Вече»)
Uzvaras iela 12, Jelgava, LV-3001, Latvija
тел./факс: +371 63029139,
моб.: +371 29694194
veche@inbox.lv
www.svoi.lv
© ЕОРК «Вече», 2007-2010