Поиск

 
 
  
  
  
  
  
  
  
  
  


03.02.2013 "Идеология мешает развитию образования"

За годы независимости Латвия накопила 20-летний опыт реформ в системе образования. Принесли ли они ожидаемый результат? О нынешнем состоянии школьного образования в республике и о его перспективах рассказывает депутат 9-го Сейма, доктор педагогических наук Валерий Бухвалов.
 
Каково нынешшее состояние образования и образованности в Латвии?
 
— Если оценивать пройденное с 1990-х годов десятилетие на предмет того, произошел ли качественный сдвиг в плане повышения знаний, умений и навыков у школьников, то я могу высказать только свое субъективное суждение, потому что за все это время не было никаких серьезных исследований, в которых анализировалась бы ситуация по сравнению с периодом советской школы.
 
В 2008—2009 учебном году в Латвии началось внедрение новых стандартов в образовании, которые имеют две особенности. Во-первых, усиливается методологическая компонента, и это правильно. В ходе учебного процесса дается информация о том, как проводятся научные исследования, как нужно решать проблему, как выдвигать гипотезы и т.д. – методология науки введена практически во все естественно-научные стандарты, математические и даже гуманитарные. Добавлены и элементы практической значимости науки, и это тоже правильно. Но чем дальше мы идем по пути реформирования содержания образования через стандарты, тем больше мы теряем личность. Потому что вопросы, связанные с формированием личностных качеств, все дальше уходят от стандартов.
 
Мне нравится выражение известного американского психолога и философа Синклера, который сказал: "Образование – это то, что у человека остается, когда все выученное забыто". Что же должно остаться у человека, когда конкретные знания по математике, физике, химии, биологии будут забыты? На мой взгляд, должны остаться, во-первых, духовно-нравственный уровень человека, его стержень, основа личности, и во-вторых — комплекс качеств, таких как целеустремленность, умение планировать, умение самоорганизации, самооценка, анализ своей деятельности и т.д. Вот эти характеристики личности из стандарта постепенно на протяжении 20 лет вымывались.
 
В советское время была очень сильная воспитательная работа в школе, основу которой составлял патриотизм, на конкретных примерах формируя личностные качества человека. Сейчас этого нет. Выучил урок, написал контрольную – молодец, а все, что связано с личностью, постепенно уходит на задний план, исчезает главная целевая установка школы. Основное внимание в учебно-воспитательном процессе акцентируется не на цели, а на средствах. Потому что знания, умения и навыки – это все средства, но не целевые установки образования.
 
В результате, новые идеи молодежью сейчас генерируются крайне редко, и они слабые. Молодые люди направлены в основном только в одну сторону – меркантильно-материальную, все остальное стоит сбоку или вообще не интересует.
 
Потенциальных идей, которые смогли бы изменить образование в Латвии в лучшую сторону в ближайшие несколько лет, я не вижу по одной простой причине: поиск этих идей идет в неправильном направлении. Мы стали сателлитом Европы, причем сателлитом окраинным. И все, что там рождается, мы бездумно переносим на нашу почву, не думая о том, насколько это соответствует или противоречит нашим традициям образования и пр. Выскажу крамольную мысль: уровень образования определяют те лучшие традиции советской школы, которые сохранились, несмотря на все реформы. И главная традиция – это ответственность наших учителей за качество собственной работы.
 
У нас в школах среди педагогов очень мало молодежи, там работают советские учителя, часто люди достаточно солидного возраста, чьи убеждения – сеять разумное, доброе, веч6ное. И эти люди честно делают свою работу. Сегодня учитель для молодежи – это не профессия, поскольку нет мотивации, нет материальной составляющей, нет вдохновения, нет уважения к этой работе.
 
В чем же причина такой ситуации?
 
— У социальных проблем никогда не бывает одной причины. И наше далеко не самое хорошее качество образования и далеко не лучшее состояние школьной системы, конечно, вызвано рядом причин. Одна из первых – финансово-экономическая. Надо ответить на вопрос: мы хотим дешево или хорошо? Хорошо никогда не бывает дешево. И если мы хотим, чтобы какая-то система – экономическая, медицинская, образовательная — развивалась, мы должны подумать о конкуренции. В школьном образовании мы имеем унификацию. За небольшими исключениями, вроде языковых школ, где углубленно изучаются иностранные языки, или профессиональных, где приоритеты отдаются профессии, массовые общеобразовательные школы фактически работают по одним учебным планам. Конкурентной среды нет.
 
И если мы хотим, чтобы образовательная система развивалась, нужно идти путем многих стран мира, когда школам на выбор предлагается экспериментальная система, неважно какая – американская, российская, французская, британская. Эти системы сначала прорабатываются на уровне научных советов, потому что нужно соблюдать преемственность традиций, нельзя механически отказываться от своего и слепо переносить чужой опыт. Такая беда у нас случилась в начале 1990-х, когда нам перенесли германский опыт классических гимназий и сделали выборной систему предметов в средней школе. В итоге дети стали в массовом порядке отказываться от изучения естественных предметов. Последствия этого перекоса мы расхлебываем до сих пор: гуманитарное образование есть, естественно-математического нет. К концу 1990-х годов этот перекос исправили. Нужна конкуренция – за счет внедрения не отдельных предметов, а целостных систем, программ школьного образования. Конечно, для этого нужно и дополнительное финансирование.
 
И конечно, для развития всех систем нужно убрать политические препоны. Увы, законы принимают люди, далекие от специфики той сферы, для которой они создают эти законы. И хотя формально они приглашают профессионалов для консультации, на самом деле в большинстве случаев эти консультации никак не учитываются. Если мы уберем политические преграды, то намного больше свободы и демократии будет в наших школах.
 
Как в этом ключе выглядит изучение государственного языка?
 
— Латышского языка в русской школе должно быть ровно столько, чтобы это мешало качеству предметных знаний. На сегодняшний день сохранились прежние пропорции в преподавании предметов в школах нацменьшинств: 60% — на государственном языке, 40% — на родном. В результате нет ни знаний по предметам, ни латышского языка. В чем смысл изучения физики на латышском языке? Это никакая не физика, а просто урок латышского языка на примерах из физики.
 
А как насчет изучения истории? Сейчас в Сейме идет работа над законопроектом о "примирении ветеранов Второй мировой войны, воевавших за противоборствующие стороны".Между тем приближается дата 16 марта, когда к памятнику Свободы возлагают цветы ветераны латвийских частей Ваффен-СС и их молодые сторонники. Не забудем при этом и усиление в Сейме крайне правого национального крыла, среди представителей которого также достаточно много молодежи...
 
— Можно уверенно сказать, что предмет "История" в латвийских школах постепенно превращается в предмет "Идеология". Как известно, комиссия историков при президенте создала "новую концепцию" истории Латвии, в которой все советское прошлое является ничем иным, как "тяжелым оккупационным режимом".
 
При этом скромно умалчивается о том, что именно Красная армия сохранила Латвию как государство, пускай и в составе СССР, освободив от коричневой чумы. Умалчивается или искажается информация о том, что в советское время Латвия стала развитой промышленной и сельскохозяйственной республикой. Именно в советский период в Латвии была создана мощная наука, стремительно развивалось искусство. Для примера, за эти годы после восстановления независимости в Латвии не написано ни одно литературное произведение, ставшее известным за ее пределами. От научных институтов остались скорее воспоминания, нежели эффективная реальность.
 
Что касается примирения ветеранов, то это кощунство по отношению ко всем, кто сражался с нацизмом и всех кто погиб от рук нацистских палачей. Характерно, что эта идея преподносится в Латвии на фоне заявлений официальных лиц о том, что во Второй мировой войне не было победителей и, мол, поэтому ветеранам не о чем спорить и нужно помириться.
 
Такое глумление над памятью Великой отечественной войны не приемлемо и никакого примирения не может быть. Наши отцы и деды – победители во Второй мировой войне, и мириться с коллаборационистами они не будут. Кстати, и ветераны такого же мнения.
 
К великому сожалению, идеология неонацизма в Латвии имеет место. Продолжается героизация легиона СС, молодым людям рассказывают сказки о борьбе латышских легионеров за "независимость" Латвии в составе гитлеровских войск, продолжается нагнетание русофобии. Синдром неонацизма можно преодолеть только одним путем – законодательным запретом всех его проявлений. Но со стороны властей до сих пор не принято решительных шагов по искоренению этого позорного явления.
 
-Так каковы же перспективы образования в Латвии?
 
— Если в советское время перспектива была четкая и конкретная – не хочешь учиться в высшей школе, иди в профтехучилище, получай рабочую специальность, то сейчас стоит острая проблема в том, чтобы найти работу выпускникам и техникумов, и вузов. Молодежь должна четко понимать свои перспективы и шансы найти работу в случае поступления в высшую школу. Какой смысл учиться на менеджера, тратить деньги на учебу, если потом ты будешь работать продавцом в магазине – это можно сделать безо всякой учебы. Таких молодых людей у нас много, масса молодежи пытается найти применение себе за пределами Латвии.
 
Должна быть создана сквозная система: школа – вуз – предприятие. И государство должно озаботиться этой перспективой, начиная с конца – с предприятий. Увы, государственной политики в области в области возрождения экономики мы не видим. Молодым людям просто негде работать, и потому у них нет мотивации на продолжение учебы. Единственное удовлетворение для окончивших вуз – наличие хоть какого-то диплома, который когда-нибудь может пригодиться.
 
Экономисты говорят: при умном распределении ресурсов чем больше мы вкладываем, тем больше выход. То же самое в школе. Другое дело – государственная школа не должна быть сектором рынка. Для этого существует частное образование. Пока же инициатива рабочей группы министерства образования, выступившей с предложением трехуровневой системы распределения средств, выглядит чистой воды риторикой. Нужно четкое распределение: это оплачивает государство, это обеспечивает самоуправление, а это перекладывается на плечи родителей. Но ведь и плечи у родителей очень разные. Это еще одна проблема – доступности образования, которую давно надо было решить. Попробуйте сегодня подготовить ребенка к школе — это требует значительных средств.
 
Беда заключается в том, что мы отказались от государственного планирования в том смысле, в каком сегодня это используется во всех капиталистических странах. Не надо с грязной водой выплескивать ребенка. Понятно, что тотальное планирование, какое было при советской власти, нужно было модернизировать, но не стоило отказываться от него полностью. В Америке есть государственный план, в Италии, в Японии, в России – может, и нам стоит поучиться у умных людей?
 
Латвийское общество исследователей оккупацииподсчитало ущерб Латвии от "советской оккупации", оцененный приблизительнов 375 млрд долларов.В свою очередь, российские историки и архивисты завершают исследование экономических отношений прибалтийских республик с союзным центром в 1953–1964 годах, и предварительные данные исследования показывают, что вклад Прибалтики в доходы СССР был выше затрат, но и доходы на душу населения в Латвии и Эстонии были самые высокие в стране.По вашему мнению, есть ли смысл оценивать сейчас нашу общую историю с позиции "кто кому должен"?
 
— Нет абсолютно никакого смысла. Что касается долгов, то бесспорно, что в советское время значительные суммы закачивались в национальные республики. Латвия, и не только она, получала больше, чем зарабатывала. Вся инфраструктура, которая существует и работает до сих пор, была создана в "тяжелое время советской оккупации". Когда Латвия выходила из состава СССР, ее часть общего внешнего долга взяла на себя Россия.
 
Если мы хотим ухудшать наши межгосударственные отношения, то лучший способ – постоянно напоминать друг другу старые обиды и мифические долги. Но если мы хотим улучшать наши отношения, то следует забыть о мифах и искать пути сотрудничества. Здесь важно помнить о том, что Россия – великая страна, она всегда была и будет самодостаточной и без Латвии проживет. А вот Латвии без России очень тяжело, и последнее двадцатилетие это ясно показало. Евроинтеграция ничего, кроме массовой нищеты и бегства населения из страны, нам не принесла. Потери от миграции уже превысили потери от Второй мировой войны. Поэтому нашим правителям пора задуматься о восстановлении нормальных отношений с Россией. Уверен, в этом наши будущие перспективы.
 
Беседовала Ольга Соколова
http://www.rosbalt.ru/exussr/2013/01/31/1088113.html


Комментарии

Нет комментариев



Добавить комментарий

Логин*:
Текст*:
Введите код*: CAPTCHA Image
 

Все комментарии, содержащие рекламу, пропагандирующие насилие, разврат, межнациональную рознь, содержащие антигосударственные призывы, а также комментарии написанные транслитом или на любом языке кроме русского будут удалены с сайта.
  
  
  
  
  
  
  




JKKB «Veče» (ЕОРК «Вече»)
Uzvaras iela 12, Jelgava, LV-3001, Latvija
тел./факс: +371 63029139,
моб.: +371 29694194
veche@inbox.lv
www.svoi.lv
© ЕОРК «Вече», 2007-2010